Образование в Москве - от детского сада до Университета. Информация, адреса, обзоры, документы, отзывы
 

ОБРАЗОВАНИЕ В МОСКВЕ

Информация, адреса, документы, отзывы ...

Образование в средних учебных заведениях. Обзоры лучших государственных и частных школ.

 

Калейдоскоп

Одинокий волк Турции - Кемаль Ататюрк

Кемаль Ататюрк

* «Слабые всегда уступают сильным..., - любил говорить Ататюрк. - И только самый сильный должен уступать всем»

 

Что мы знаем о Кемале Ататюрке

 

Биография Мустафы Кемаля напоминает о роли личности в истории. Этот человек фактически в одиночку провел Турцию через бури XX века, дав ей новые законы, новые границы, новый календарь и даже новое имя. И не только ей, но и себе: приказав всем гражданам страны добавить к своим именам фамилии, он назвался Ататюрком - «отцом турок».

История современной Турции - история Кемаля Ататюрка.

До Ататюрка Турция именовалась Османской империей, а ее элита, гордые османы, презрительно называла «турками» необразованную чернь.

 

Где-то между элитой и чернью застряла семья таможенника Али-Ризы из Салоник. Он и его жена Зюбейде-ханым были по крови турками, но среди их предков, как считают историки, могли оказаться и славяне, и греки, и даже евреи - население империи всегда было многонациональным.

 

Из-за плохого здоровья Али-Риза оставил должность и занялся торговлей лесом, но не преуспел: семья не голодала только благодаря помощи родственников.

 

Болезненность отца сказалась и на детях: из шести малышей выжили только Мустафа и его младшая сестра Макбуле. Будущий Ататюрк Мустафа выдумал себе не только фамилию, но и день рождения -19 мая 1881 года (в этот день он много лет спустя начал борьбу за независимость Турции).

 

Настоящая дата неизвестна: с архивами дела в стране обстояли неважно, как и со многим другим. Османская империя, прозванная «больным человеком Европы», все безнадежнее отставала от передовых держав, регулярно проигрывая войны и уступая куски своей территории то Англии, то Франции, то России.

 

Попытки отдельных султанов обновить государство кончались крахом из-за сопротивления знати и исламского . духовенства. К концу века «младотурки», молодые чиновники и офицеры, решили провести реформы любой ценой, ограничив власть султана и «разобравшись» заодно с нацменьшинствами - армянами, греками, арабами, которые все громче заявляли о своих правах.

 

Сочувствующий младотуркам Али-Риза хотел отдать сына в светскую школу, но Зюбей-де, как обычно, настояла на своем - мальчик должен вырасти благочестивым мусульманином. Однако несколько лет зубрежки Корана в мусульманской начальной школе, мактабе. отбили у Мустафы всякий интерес к религии. Он жадно читал книги об истории и великих людях - особенно о Наполеоне, на которого мечтал быть похожим.

 

Мальчишки пробовали задирать «ботаника», но быстро отступали, наталкиваясь на спокойный взгляд его необычных глаз - один карий, другой голубой. Друзей у него не было ни тогда, ни позже - только союзники или враги, причем первых во вторых могла превратить любая размолвка.

 

В 12 лет, когда отца уже не было на свете. Мустафа убедил мать отдать его в военную школу в Салониках, где скоро стал первым в классе. Учитель математики, восхищенный его успехами, дал ему второе имя Кемаль - «совершенный».

 

Потом было военное училище в Македонии, где 17-летний Мустафа впервые влюбился. Елена Каринти была из семьи богатого греческого купца, который запретил дочери видеться с «голодранцем» и вскоре выгодно выдал ее замуж.

 

Не выдавая никому своей обиды, юноша еще старательнее взялся за учебу. После окончания академии османского Генштаба в Стамбуле его ждала блестящая карьера, но помешал арест по обвинению в принадлежности к запрещенной организации «младотурок».

 

Мустафу отправили в отдаленный сирийский гарнизон, но он вновь отличился по службе и был переведен обратно в Македонию. Там он в 1908 году принял участие в младотурецкой революции против султана Абдул-Хамида и был награжден высокой должностью в Генштабе.

 

Его должность предполагала служебные командировки в европейские страны, побывав в которых Мустафа еще сильнее захотел сделать свою родину такой же передовой и процветающей. Но реформы буксовали, и вскоре итальянцы отобрали у империи Ливию.

 

Армия, которой командовал Ататюрк, одерживала победы над врагом, но их сводили на нет трусость и бездарность других командиров. Это повторилось в Балканских войнах с болгарами и сербами, а потом в Первой мировой, где османский режим встал на сторону Германии.

 

В 1915 году англо-французский десант высадился в проливе Дарданеллы, угрожая столице. Мустафа Кемаль во главе дивизии сумел задержать продвижение противника, а потом и отбросить его. Он не знал жалости ни к врагам, ни к своим - каждого, кто бежал, расстреливали на месте. «Я приказываю вам не победить, а умереть, - обращался он к солдатам. - Пока вы сражаетесь, к нам подоспеет помощь».

 

Зато он делил с подчиненными кров и еду, а часть своего жалованья отправлял семьям погибших. Став полковником, а затем генералом, он заслужил почетный титул «паша» и уважение всей армии.

 

Тем временем младотурки отыгрывались за военные неудачи на нацменьшинствах, устроив массовую резню армян.

 

Кемаль-паша не одобрял этого, как и подчинения османских войск немецким советникам. В итоге слишком популярного генерала убрали подальше от столицы на восток - отбивать натиск русских. Потом отправили в Германию, где он подхватил грипп и долю лечился.

 

За это время войска империи были окончательно разбиты: англичане были на подступах к Стамбулу и наступали на Сирию. Встав во главе сирийской армии, Кемаль-паша смог остановить их, но nocлe капитуляции осенью 1918-го был отозван в Стамбул.

 

Когда-то союзники обещали черноморские проливы России, но теперь Англия, Франция, Италия и Греция решили поделить империю между собой, отдав часть ее независимым Армении и Курдистану.

 

Кемаль-паша всеми силами сопротивлялся этому, и новый султан Мехмед Вахидеддин, послушный англичанам, отдал приказ о его аресте. Кемаль бежал на восток, где в ноябре 1919-го объявил себя командующим новой национальной армией. На его сторону встали генералы, герои войны Исмет-паша и и и многие другие. Появилась рядом с ним и женщина - его дальняя родственница Фикрие-ханым, на которую он заглядывался еще в Салониках. Фикрие бросила богатого мужа и колесила вместе с Кемалем по фронтам.

 

Воевать пришлось с четырьмя противниками: греками на западе, армянами на востоке, занявшими Стамбул силами Антанты и султанским правительством. Оно в 1920-м подписало с союзниками Севрский договор, закреплявший раздел страны, но Кемаль объявил его незаконным.

 

Созвав в Анкаре новый парламент - Великое национальное собрание, он объявил этот захолустный городок новой столицей Турции - так теперь называлась бывшая империя. У Кемаля нашелся сильный союзник - Советская Россия, тоже враждующая с Антантой.

 

В ответ на просьбу о помощи большевики отправили туркам корабли с оружием и золотом. Москва заключила с Анкарой договор о дружбе, передав ей бывшие российские крепости Каре и Ардаган. За это Кемаль обещал посодействовать «мировой революции», а пока использовал полученное оружие против греческих войск, которые высадились на эгейском побережье и быстро продвигались на восток.

 

Весной 1921-го греков разбили при Инёню, а осенью - на реке Сакарья; после этой битвы Кемаль получил маршальский чин и почетное звание «гази» (борца за веру). Через год прижатые к морю остатки греческой армии спешно эвакуировались из города Смирны, нынешнего Измира. Богатый торговый город, населенный греками и армянами, был разграблен и сожжен турецкими солдатами, погибли десятки тысяч людей.

 

Турецкие историки до сих пор утверждают, что христиане сами подожгли город и что Кемаль-паша не произносил на его руинах знаменитую фразу «Отныне Турция свободна от неверных», но миллионы греков и армян бежали из страны, а оставшихся вынудили принять ислам.

 

В горящей Смирне Кемаль встретил новую любовь - дочь местного богача Латифе Ушаклыгиль. Красивая, европейски образованная девушка восхищалась спасителем Отечества и стремилась помогать ему во всем. Их отношения возбудили ревность Фикрие, которую пришлось услать во Францию, где, узнав о женитьбе своего возлюбленного, она бросилась под поезд.

 

Латифе тоже ревновала мужа и везде ездила вместе с ним, призывая женщин сбросить хиджаб и работать рядом с мужчинами на благо новой Турции. Кемаль хотя и выступал за женское равноправие, но такую активность супруги не одобрял: несколько раз он просил ее вести себя скромнее, но она не послушала и однажды лаже устроила ему публичный скандал.

 

После этого их просушествовавший два года союз распался. Латифе вернулась в Измир и жила там до самой смерти, не выходя замуж и ничего не рассказывая о своем браке с Кемалем. Ее можно понять: еще много лет те. кто проявлял неуместный интерес к личной жизни «отца нации», рисковали надолго попасть в турецкую тюрьму.

 

После изгнания греков Кемаль, уже бесспорный хозяин страны, сместил султана Вахи-деддина и объявил Турцию республикой, а себя - ее президентом. Вскоре в Лозанне был подписан мирный договор со странами Антанты, закрепивший новые турецкие границы. Интервенты покинули Стамбул и другие города, посте чего Кемаль сумел наконец взяться за давно намеченные реформы.

 

Сперва он отменял османские законы, заменив их новыми, разработанными по образцу европейских. Страной стал управлять парламент, избираемый народом, хотя сначала там была представлена лишь одна президентская Народная партия, а женщины ПОЛУЧИЛИ право голоса только в 1934 году.

 

Тогда же всем туркам пришлось обзавестись фамилиями. Сам Кемаль-паша стал Ататюрком. «отцом турок». Исмет-паша получил фамилию Инёню. а Февзи-паша - Чакмак в честь мест, где они одержали военные победы. При этом они лишились османских званий - «паша», «бей» и так далее.

 

Мужчинам велели снять красные фески, а женщинам - головные платки. В стране были введены европейские меры веса и календарь, а арабский алфавит заменили латиницей. Труднее всего оказалось провести религиозную реформу. В Османской империи ислам пронизывал всю жизнь, а ее правитель носил титул «халифа правоверных». Ататюрк решил отделить религию от государства, обратившись к туркам: «Мусульмане вы в мечети, а в других местах - граждане».

 

Он конфисковал обширные владения духовенства, закрыл медресе и обители дервишей. Это вызвало недовольство у многих, включая ближайших соратников президента. Генерал Кязым Карабекир был арестован по обвинению в заговоре. Премьер-министр Фетхи Окьяр, создавший по просьбе самого Ататюрка умеренно оппозиционную партию, получил отставку - в его партии окопались противники реформ.

 

В1925 году под лозунгом защиты старых обычаев вспыхнуло восстание шейха Сайда, большинство участников которого были курдами. Карательная экспедиция Исмета Инёню расстреляла и повесила тысячи повстанцев. Любое сочувствие к ним каралось тюремным сроком; полковника Али-Рухи посадили на семь лет только за то, что он вслух заявил в кафе: «А храбро дерутся эти курды!»

 

Официальная идеология кемализма провозгласила лозунг: «Одна страна - один народ!»

 

Все жители Турции были объявлены турками, языки нацменьшинств объявили вне закона, запретив выпускать на них газеты и печатать книги. Воспитанные новой властью ученые доказывали, что курды, армяне и прочие инородцы - те же турки, забывшие по какой-то причине о своем происхождении.

 

Турок пытались объявить древнейшим народом в мире, кровно связанным с шумерами и хеттами. Эти изыскания поощрял сам Ататюрк, заявивший: «Счастлив тот, кто может назвать себя турком!»

 

По его приказу всячески поощрялись народные традиции: песни, танцы, конные скачки, турецкая борьба гюреш - Ататюрк не раз лично судил соревнования в этом виде спорта.

 

Переняв у младотурок идеи пантюркизма, он объявил Турцию «старшим братом» всех тюркских народов от гагаузов до якутов. На его идеях воспитывались не только умеренные турецкие политики, но и националисты из группировки «Серые волки», планирующие объединить всех турок в единой империи.

 

Ататюрка и самого называли «одиноким волком» - после развода с женой и раздора с соратниками он остался один.

 

Впрочем, не совсем: объявив детей «главным богатством Турции», он усыновил семь девочек и одного мальчика. Некоторые из приемных дочерей были уже взрослые, что вызвало пересуды, но их быстро пресекли. Всем усыновленным, у половины которых родители погибли в войне за независимость, президент обеспечил образование и хорошую карьеру.

 

Старшая из дочерей, Афет Инан, стала первой в Турции женщиной-историком, еще одна, Сабиха Гёкчен, - первой военной летчицей, которая училась в СССР и получила боевой опыт, бомбя позиции курдов во время очередного восстания. Единственный приемный сын Мустафа стал профессиональным политиком.

 

Встреча Ататюрка со своей дочерью Сабихи Гёкчен

 

Ататюрк любил общаться со своими детьми, но в его плотном графике встречам с ними уделялось не больше часа в день. Спал президент не больше шести часов. В первой половине дня он работал или принимал посетителей в своем дворце Чанкая, а после обеда посещал предприятия, школы и вузы, выступал с речами. Выходные он проводил в своем обширном лесном имении близ Анкары - здесь выстроили точную копию дома в Салониках, где он родился, устроили ферму, снабжавшую его свежим молоком и сыром, создали зоопарк с десятками зверей и птиц - местных и экзотических.

 

Сюда приезжали не только приемные дочери Ататюрка, но и другие дети, прежде всего сироты, о которых он всегда старался заботиться. Но чаще он бродил по лесным тропинкам в одиночестве, слушая трели непуганых птиц; в юности он любил охоту, но потом бросил это занятие.

 

Недавно президент Эрдоган, пересмотревший многое из наследия «отца турок» и на месте его имения появился огромный Аксарай («белый дворец»).

 

Как подобает восточному правителю, Ататюрк любил прогуливаться без охраны. Однажды рано утром он явился в бывший султанский дворец Топкапы, превращенный по его приказу в музей. Охранник, не узнавший главу государства, велел дожидаться девяти часов, когда музей откроется, и президент послушался: правила установлены для всех.

 

Такие истории о его простоте и справедливости во множестве разносились в народе не без помощи официальной пропаганды. Зато нигде не говорилось о том, что любая публичная критика Ататюрка запрещена и запрещается до сих пор, что в стране установлен культ личности, а тем, кто разорвет его фотографию или даже банкноту с его портретом, грозит суровая кара.

 

Не разрешалось критиковать и его политику, которая от дружбы с СССР сделала крутой поворот к союзу с Западом. Теплые отношения президент поддерживал не только с Англией и Францией, но и с Адольфом Гитлером, который считал себя его учеником по части «национальной мобилизации».

 

«Отец турок» и правда был прост и неприхотлив, как многие диктаторы XX века. По многу лет носил один костюм, спал на жесткой кровати, из еды предпочитал народные блюда - плов, суджук, фасоль с овощами. Разве что вином злоупотреблял совсем не по-мусульмански: сперва на приемах, а потом уже и в одиночестве, к которому давно привык.

 

Кемаль Ататюрк

 

«Да, я пил всегда, - признавался Ататюрк. - Однако могу это остановить когда захочу; алкоголь - это всего лишь для удовольствия. Я ни разу не оставлял свою работу, чтобы выпить».

 

В последние годы он страдал от цирроза печени. От него и умер в ноябре 1938 года, разделив свое наследство между сестрой Мак-буле, приемными детьми и Турецким историческим обществом.

 

Похоронили Ататюрка возле музея этнографии в Анкаре - он и после смерти хотел принадлежать турецкому народу и быть его частью.

 

Наследникам это захоронение показалось слишком скромным, и его перенесли в грандиозный мемориал Аныткабир («гробница предка») в парковой зоне столицы.

 

 


 

 



Отзывы

Отзывов пока нет.

Написать отзыв

* Обязательные поля
 
Smile Sad Huh
 
6500
24 + 2
 
Введите ответ: