Образование в Москве - от детского сада до Университета. Информация, адреса, обзоры, документы, отзывы
 

ОБРАЗОВАНИЕ В МОСКВЕ

Информация, адреса, документы, отзывы ...

Образование в средних учебных заведениях. Обзоры лучших государственных и частных школ.

Новые загадки Стоунхеджа

Камни Стоунденджа

Каменные кольца Стоунхенджа столетиями задают загадки исследователям. Это - один из самых выдающихся памятников мегалитической культуры, существовавшей в Европе на исходе неолита. Был ли он доисторической обсерваторией? Гигантским некрополем? Или люди приходили к этим священным камням, чтобы получить исцеление от мучивших их болезней? В последние годы исследования знаменитого памятника продолжались и дали любопытные результаты. Появились и новые гипотезы, связанные с ним.

Открытие Стоунхенджа продолжается...

Итак, Стоунхендж - это, пожалуй, самый известный доисторический памятник Европы. Нет ни одного другого монумента эпохи мегалитов, о котором бы столько спорили, написали столько книг и сложили столько легенд.

 

Однако ученые до сих пор так и не пришли к единому мнению, для чего был сооружен Стоунхендж. Еще в 1920-е годы один из археологов философски заметил: все очарование этого памятника в том, что ни одна гипотеза здесь не бывает последней, окончательной.

 

Итак, для чего...

Чтобы понять, что это такое, надо это увидеть. Местность, где располагается Стоунхендж, необычайно богата артефактами, и тем не менее, большая ее часть остается Terra incognita, неизведанной землей, тем выше интерес к проекту Stonehenge Hidden Landscapes, которым в последние годы занимались ученые из Бирмингемского университета и Института археологической разведки и виртуальной археологии имени Людвига Больцмана.

 

В течение четырех лет, начиная с 2010 года, участники проекта обследовали территорию площадью 12 квадратных километров в окрестностях Стоунхенджа. С помощью новейших магнитометров и лазеров, электромагнитных сенсоров и радиолокаторов, позволяющих заглянуть на несколько метров вглубь земли, они изучили окрестности монумента, который начали возводить около 5000 лет назад, и увидели остатки давно исчезнувших построек.

 

Этот проект можно назвать уникальным в истории археологии. Дело даже не в том, что для интерпретации прошлого используются наиболее современные технические средства. Самое главное, подчеркивают исследователи, этот проект «полностью меняет наше представление о Стоунхендже».

 

Удалось обнаружить на удивление мною следов построек, о которых до недавнего времени никто не знал.

 

Всего в окрестности Стоунхенджа археологи обнаружили десятки могильных холмов, а также семнадцать неизвестных прежде ритуальных деревянных и каменных построек. Среди этих находок - новые хенджи (округлые сооружения, огражденные земляным валом и рвом), enclosures (ограды), многочисленные рвы. Возраст некоторых находок составляет около 6000 лет.

 

Например, была обнаружена гробница длиной 33 метра и шириной 8 метров. Внутри был сооружен массивный деревянный дом. Возведенный над ним курган скрывал этот «дом» от посторонних глаз. Как предполагают археологи, здесь выполнялись сложные погребальные обряды.

 

В те времена подобные гробницы сооружались и вконтинентальной Европе. Ритуальные погребения проводились на протяжении нескольких поколений. Они сопровождались поклонением предкам. Этот ритуал совершатся на специальной площадке в передней части постройки. Громоздкие ворота преграждали путь в дом мертвых. Лишь узкий проход был оставлен тем, кто решался проникнуть внутрь просторного темного помещения.

 

Со временем «дом» полностью заселялся усопшими. Тогда снаружи над ним возводили холм. Для этого рядом с «домом» вырыли длинную канаву и брали оттуда грунт, чтобы засыпать могильник.

 

Все это удалось выявить, обследовав местность с помощью магнитометра.

 

Кроме того, археологам встретился в окрестности Стоунхенджа особый тип рвов, вырытых в доисторическую эпоху, — они были ориентированы так, что указывали, в каком направлении заходит Солнце в лень летнего солнцестояния.

 

Сделанные нами открытия, подчеркивает руководитель проекта Винсент Гаффни, побуждают нас полностью изменить представления о Стоунхендже. «Он вовсе не был единичной постройкой, затерянной где-то на окраине Солсберийской равнины. Нет, его окружало множество разбросанных вокруг ритуальных сооружений, причем со временем их становилось все больше». К каменным кольцам Стоунхенджа отовсюду стекались люди. Они строили здесь свои святилища и алтари.

 

Итак, Стоунхендж - это нечто большее, чем пара каменных колец. Это часть огромного религиозного комплекса, существовавшего на протяжении более тысячи лет. Это был своего рода «священный город» или «священная область», и, перекидывая мост в современность, скажем, что, может быть, Стоунхендж был чем-то вроде «Ватикана мегалитической эпохи».

 

Нам известно сейчас не более десятой части от того, что было возведено здесь в период расцвета святилища. Огражденный земляным валом и рвом, Стоунхендж находился в окружении сотен могильных холмов. Его окрестности выглядели как бескрайний некрополь.

 

Это становится понятно теперь, когда благодаря новейшим приборам в нашем распоряжении появилась поразительно подробная цифровая карта. Она составлена по результатам завершенных недавно исследований. Вот только и она, убеждая нас в грандиозности «комплекса Стоунхендж», не поведает нам о том, какие церемонии там проводились, какие обряды совершались, что именно делали и чувствовали люди, приходившие сюда.

 

Это тайное знание развеялось навсегда. Нам остаются лишь отдельные, грубые догадки.

 

Так, если бы вдруг исчезла наша культура со всеми ее памятниками письменности, то томимые неведением археологи, раскапывая руины храмов Христа и соборов Богоматери, неизменно убеждались бы в том, что христианство — это «звездная вера», ибо все церкви ориентированы по линии «восток — запад», «восход — заход Солнца».

 

А некоторые острословы добавят, что, встречая среди руин, например, распятия Христа, все те же проницательные археологи поняли бы, что людей в этих храмах приносили в жертву богу Солнца, распиная их на кресте. Ведь все находки свидетельствовали об этом!

 

Но насколько же далеки от истины были бы эти логично мыслящие археологи грядущих времен! А мы?

 

Незримые следы проступают

Когда мы пытаемся мысленно представить себе Стоунхендж, перед глазами возникает каменное кольцо. Громадные глыбы величаво вздымаются ввысь. Они выстроились, как на параде, описывая широкий круг.

 

На самом деле, тех, кто приезжает сюда, встречает совсем другое зрелище. Стоунхендж, скорее, похож на высокий, но развалившийся торт.

 

Так, если приближаешься к нему с северо-восточной стороны, то видишь картину, хорошо знакомую по рекламным проспектам. Это - уцелевшая сторона монумента. Совсем иной вид открывается, если идти с юго-запада. В стене постройки зияют громадные дыры, в одной из них уместились бы сразу четыре каменных блока.

 

Стоунхендж наполовину распался. Или все-таки пет? Время сокрушило его стены, похитив многочисленные камни? Или строители Стоупхенджа намеренно расставили камни так далеко друг от друга, повинуясь законам своей — непонятной нам — архитектуры?

 

Вопрос не нов. Об этом спорили еще в XVIП веке. Но лишь в 2013 году окончательный ответ, похоже, был найден. Лето тогда выдалось в Южной Англии жарким и очень сухим. Это, как сказано в журнале British Archaeology, и помогло сделать неожиданное открытие.

 

Иногда археологам даже не надо брать в руки лопаты. Прошлое само возвращается к ним, настойчиво напоминая о себе.

 

Жаркое лето выжгло в окрестности Стоунхенджа всю траву. Плотный зеленый ковер, скрывавший поверхность земли, поредел. Теперь самое время было задуматься о том, что на этих пустующих участках когда-то тоже могли стоять каменные глыбы.

 

В таком случае, земля под ними заметно уплотнилась за пару тысячелетий. В сухую погоду это особенно ощутимо. Растения, выросшие там, где высились каменные блоки, будут хуже питаться грунтовой водой, а потому быстрее завянут.

 

Заметив, что трава начала сохнуть, археолог-любитель Тим Доу, автор нескольких брошюр о Стоунхендже, стал регулярно примечать все признаки ее увядания. Вскоре появились бурые проплешины. Эти крупные пятна проступили там, где когда-то могли стоять четыре громадных камня.

 

Статья в журнале «Британская археология», посвященная этому открытию, заканчивается следующим выводом, который, возможно, примирит обе спорившие стороны: каменное кольцо Стоунхенджа было «полностью достроено, но задняя (юго-западная) его сторона была обработана довольно небрежное.

 

Стоунхендж — знак примирения?

Так, для чего был возведен Стоунхендж?

 

Этот вопрос можно повторять опять и опять, всякий раз получая новый ответ.

 

Например, британский археолог Майк Паркер Пирсон, руководивший раскопками в Стоунхендже в 2000-е годы, недавно выдвинул свою гипотезу. Он предположил, что монумент был совместно сооружен племенами, населявшими восточные и западные области Британии.

 

Долгое время их разделяла вражда, они сражались друг с другом. Наконец, они решили заключить мир, а в знак примирения возвести святилище, в которое приходили бы люди со всех концов страны. Так сами боги скрепили бы содружество племен.

 

Именно эта гипотеза объясняет, почему часть Стоунхенджа сооружена из камней, собранных в окрестных горах, а другая часть из камней, привезенных из далекого Уэльса. В то время южная часть Англии, как и Уэльс, были важнейшими житницами Британии — центрами двух главных племенных союзов, западного и восточного.

 

Паркер Пирсон отмечает, что в период с 3000 по 2500 годы до нашей эры (а именно во второй половине его в Стоунхендже развернулась бурная строительная деятельность) на территории Британии распространяется единая культура.

 

В этот период мы впервые наблюдаем, как но всей Британии - от Оркнейских островов на севере до южного ее побережья — начинают изготавливать одну и ту же керамику, строят здания в одном и том же стиле. В этом разительное отличие от предыдущих столетий, когда у каждого региона был свой собственный стиль».

 

Работа сплачивала людей, сглаживала недоверие, разделявшее их. Великий строительный проект был актом единения всех людей, населявших Британию. Превращал их в единый народ.

 

Живопись Стоунхенджа

Благодаря новейшим технологиям ученые теперь чуть ли не ежегодно делают в Стоунхендже новые открытия.

 

Так, в 2012 году группа британских археологов обследовала каменное кольцо с помошью трехмерного (3D) сканера, который вглядывался в монолиты миллиметр за миллиметром. К слову, общий объем собранных данных составил 850 гигабайт, что соответствует примерно 750 миллионам текстовых страниц.


При анализе этих цифровых массивов выявилось много интересного. Так, оказалось, что камни Стоунхенджа (конечно, это нетрудно было предположить) обработаны с разной степенью тщания. У них имелась фасадная, лицевая сторона — здесь они отшлифованы усерднее всего. Этой, гладкой до блеска стороной они были обращены на северо-восток - туда, где восходит Солнце.

 

С другой же, тыльной стороны, обращенной на юго-запад, они были обработаны значительно хуже. Камни, стоявшие с этой стороны, были ниже тех, что установлены на другом концe святилища.

 

Более того! Лазерное сканирование показало, что камни, обращенные на юго-запад, были единственными, у которых лицевая сторона совсем не шлийфовалась.

 

Разумеется, посетители приходили в Стоунхендж с парадного входа - с северо-восточной стороны. Они видели свой главный храм во всем его блеске и торжестве. Вот так же и наши современники, посещая храмы, спешат к их парадному входу, а не высматривают что-нибудь невзрачное па задворках.

 

А еше это сканирование помогло обнаружить десятки неизвестных прежде рисунков, процарапанных на камнях. Ведь стены Стоунхенджа были обжиты людьми. Они, как стены наших домов, были даже разрисованы ими. Еще до этого на камнях Стоунхенджа был найден 71 подобный рисунок. Теперь их число возросло до 115.


Вкусы древних художников оказались на удивление однообразными. Почти на всех рисунках мы видим плоские топоры; самый большой из них достигал в длину 46 сантиметров.

 

К слову, изображения оружия не характерны для мегалитической культуры, сложившейся на Британских островах. В других постройках, сохранившихся здесь, археологи обнаруживают только абстрактные символы.

 

Однако, если, проводя сравнительный анализ, мы расширим географию, то вскоре найдем то, что искали. На стенах мегалитических построек в Бретани мы тоже встречаем изображения боевых топоров. Вполне возможно, что на протяжении нескольких десятилетий, а то и веков строители Стоунхенджа следовали традициям мастеров Бретани (или работали под их началом).

 

Изображение кинжала, обнаруженное еще в 1953 году, подсказало ученым даже более удивительную гипотезу. У кинжала имелось большое круглое навершие и длинный конусообразный клинок. Нигде еше в этой части Европы не находили таких кинжалов, однако похожие были обнаружены в руинах Микен.

 

«Если кинжал действительно был микенским, — обобщает выводы исследователей британский астроном Питер Браун в своей книге «Стоунхенлж. Загадки мегалитов», — то это может стать неопровержимым свидетельством связи Стоунхенджа с 3500-летней цивилизацией Микен, из чего вполне можно сделать вывод, что главным архитектором последнего Стоунхенджа был житель Эгейского региона».

 

Музыка Стоунхенджа

Ну, а что мы можем сказать о музыке, которая исполнялась в дни религиозных праздников, проводившихся в Стоунхендже? Можем ли мы представить себе, как она звучала в стенах этого святилища?

 

Для этого Руперт Хилл из университета Хаддерсфилда (Великобритания) воспользовался моделью Стоунхенджа, которая по своим размерам повторяет оригинал. Эта точная копия построена в американском штате Вашингтон. Здесь и зазвучала музыка так, как она звучала несколько тысяч лет назад в Стоунхендже.

 

Эффект от исполнения был невероятным. Все внутри каменного кольца резонировало, вспоминает Хилл. Одного-единственного улара в барабан оказалось достаточно, чтобы возникла драматическая атмосфера.

 

На необыкновенную акустику Стоунхенджа обратил внимание и американский исследователь Стивен Уоллер. По его словам, звуковые волны здесь сами собой усиливаются или взаимно гасят друг друга, что приводит к неожиданным эффектам.

 

Задуматься об этом его побудил поставленный им эксперимент. Уоллер, подобно древним посетителям храма, обходил его по кругу. Раздавались напевные звуки двух флейт. Внезапно он обнаружил, что в некоторых точках святилиша музыка совершенно стихала. Таинственная тишина окружала его. Этот эффект, несомненно, удивлял и людей, приходивших сюда тысячи лет назад. Что-то мистическое было в этом.

 

По словам Уоллера, он приглашал к участию в эксперименте добровольцев. Им завязывали глаза, а потом также проводили их по кругу. Все они говорили о странном ощущении, которое возникало у них, когда звучание флейт вдруг прерывалось.

 

Вне всякого сомнения, говорит Уоллер, то же самое чувствовали тысячи лет назад люди, приходившие в Стоунхендж, чтобы совершить какой-то важный обряд. Слушали музыку, танцевали, как вдруг их охватывала тишина, хотя музыканты все так же усердно играли на своих инструментах. Это воспринималось как чудо - «как послание, адресуемое из потустороннего мира».

 

Стрелы для священного стража?

Несколько лет назад таинственный круг Стоупхепджа был увенчан еще одной гипотезой. Что, если с этим святилищем был связан некий кровавый ритуал? Вход в него охранял лучник, своего рода «священный страж ворот», - охранял до тех пор, пока не находился смельчак, бросавший ему вызов. Если смельчак побеждал, он приканчивал своего супостата и сам занимал его место.

 

На первый взгляд, эта гипотеза напоминает какой-то сказочный сюжет. Но ведь сказки рождались не на пустом месте! Они были лишь приукрашенной картинкой, списанной с натуры.


Обычно археологи обуздывают свою фантазию, не позволяя себе слишком увлечься сюжетами, далекими от действительности. Однако знаток Стоунхенджа, археолог-любитель Деннис Прайс сочинил целую историю, ценность которой в том, что она не лишена правдоподобия, тогда как его коллеги-профессионалы, не рискуя ничего додумывать, давно окрестили скелет, найденный в 1978 году при раскопках Стоунхенджа, просто и ясно: «Мертвей из рва».

 

И вот уже этот человек, убитый около 2300 года до новой эры, восстает из мертвых прямо у нас на глазах и направляется туда, где и окончил жизнь, - к каменному кольцу Стоунхенджа. Он охраняет его, он - священный страж, грозный наместник богов, который следит за порядком в их доме.

 

«Я полагаю, - пишет Прайс, - что убийцей этого стража был лучник, который подстерег его, едва только страж отвлекся, например, засмотрелся после бессонной ночи на небосвод, залитый лучами восходящего солнца. И еше я полагаю, что эта смерть не была коварным убийством из-за угла. Она являлась частью заранее определенного ритуала».

 

Подобный обычай, и верно, существовал в древности - по крайней мере, в далекой Италии. На берегу озера Неми, расположенного в тридцати километрах от Рима, некогда высился храм богини Дианы. Многие античные писатели - Страбоп, Светопий, Овидий, Вергилий - сообщают о странном обычае, который был связан со жрецом, охранявшим этот храм.

 

Вот что пишет, например, Страбол:
«Святилище Арикийской Артемиды (то есть Дианы), как говорят, точное воспроизведение храма Артемиды Таврополос, и, действительно, в ее священных обрядах преобладают почта варварское и скифское. Так, например, жрецом ее выбирают только беглого раба, своей рукой убившего прежнего жреца. Поэтому жрец всегда опоясан мечом, ожидая нападения и готовый защищаться».

 

Итак, священным стражем храма Дианы мог стать только самый сильный человек — тот, кто побеждал самого сильного человека, охранявшего тготхрам. Побеждал и убивал.


Доподлинно известно, что человек, чей скелет так заинтересовал Денниса Прайса, не угас, тихо испустив дыхание на смертном одре, а был убит в самом расцвете сил, в возрасте от 25 до 30 лет. При жизни же он был — для своего времени — богатырем. Его рост составлял почти 1,8 метра. Судя по его крепкой кости, он не стал бы чураться любой тяжелой работы - она далась бы ему легко.

 

Однако бедняком, бессильным предложить жизни что-либо, кроме двух своих дюжих рук, он не был. Исследование останков показало, что этот человек хорошо питался. Для того времени у него было завидное здоровье. Даже зубы у него пребывали в отличном состоянии

 

Причиной смерти этого силача были четыре стрелы. Четыре их наконечника застряли в его ребрах, Стрелы были выпушены с близкого расстояния. Стреляли со спины. Убийца был лучником, как и сам убиенный.

 

Но один коварно застреленный лучник - не шаткое ли основание для необычной теории? Однако та тем и хороша, что в нее легко вписываются судьбы других людей, чьи останки найдены близ Стоунхенджа в 2000-е годы.

 

Все они жили примерно в то же время, что и «кандидат в священные стражи». Тогда каменное кольцо Стоунхенджа было только что возведено. Все «лучники» были людьми средних лет. В могилу рядом с ними положили их главное достояние - стрелы.


«Когда я вижу эти скелеты, я тотчас вспоминаю пассаж из сочинения Цезаря, относящийся к культу друидов», - признается Прайс. Римский полководец писал, что друиды выбирают себе вождя либо за его ладную внешность — либо за то, что в поединке он сразит своего соперника и тем докажет, что должен быть вождем.


Прайс обращает внимание еше на одного античного автора — греческого географа и путешественника Пифея (IV век до новой эры), чье сочинение «Об океане» известно нам только по цитатам из других античных источников.

 

Тот сообщает, в частности, что в Британии, близ одного города, располагается громадный храм Аполлона, имеющий форму круга. Здешние правители и стражи святилища зовутся «бореадами» — по имени Борея, холодного северного ветра. Речь идет, по мнению Прайса, именно о стражах Стоунхенджа.

 

«Я, разумеется, не думаю, что оба этих культа, в Стоунхендже и в святилище на озере Неми, имеют общее происхождение, — признался Прайс, обуздывая полет своей фантазии, но и не давая ей угаснуть. — Не думаю, главным образом, потому, что не могу привести никаких доказательств».

 

Новые старые смыслы Стоунхенджа

И снова тот же вопрос, на который не устают отвечать ученые и любители древностей: «Для чего был нужен Стоун хендж?»

 

Сегодня мы знаем, что он возводился на протяжении многих столетий. Его каменные кольца не раз перестраивались. Но, главное, он был для жителей Древней Британии чем-то большим, чем несколько десятков камней, расстааченных в виде колец.

 

Он был, скорее, центром некоего священного округа, возникшего в Южной Англии несколько тысячелетий назад.

 

На примере Стоунхенджа ученые могут наблюдать за тем, как сменявшие друг друга культуры по-разному использовали одну и ту же священную область, одно и то же святилише. Придавали им новый смысл, приспосабливая к своим верованиям и обычаям.

 

Из века в век все новые люди приходили к Стоунхенджу и приноравливали этот монумент к своему культурному коду, все запутаннее зашифровывая его. Тем труднее нам его раскодировать.

 

Упрощенно говоря, Стоунхенлж, что на протяжении почти двух тысяч лет остававшийся святилищем, можно сравнить с храмом Святой Софии, который в Константинополе был главной церковью (там совершалась коронация императора), в Стамбуле стал мечетью и был окружен ансамблем из четырех высоких, необычайно стройных минаретов, расположившихся по углам здания.

 

Вот такие непонятные для нас метаморфозы за два тысячелетия пережил и Стоунхенлж. Мы видим лишь следы этих превращений: остатки построек, лунки от них. Идеи же, которые владели умами людей, что возводили Стоунхенлж, а потом из века в век его перестраивали, остаются для нас неведомы.

 

Никаких письменных сообщений нет. Нет упоминаний ни в хрониках Древнего Востока, ни в развернутых описаниях античных географов. Нет даже мифов и легенд, потому что в вихре великих переселений народов давно исчезли все те, кто рассказывал мифы и легенды, связанные со Стоунхенджем.

 

Разумеется, давно родились и стали преданьями старины глубокой новые, средневековые мифы. Но между их творцами и теми, кто строил Стоунхенлж, кто приходил сюда как в храм, пролегла широкая пропасть. И с одного ее берега на другой не долетело ни звука.

 

Если мифы и легенды Древней Греции пересказывались и переписывались тысячи лет, то мифы и легенды Древней Британии забыты, словно их и не было. Лишь загадочные камни Стоунхенджа все высятся на своих местах, напоминая о чем-то рассказанном и уже не расслышимом.

 

Так что же такое был этот монумент?

Самый точный ответ дал британский археолог Ричард Аткинсон в своей книге «Стоунхенлж»: «Существует один единственный краткий, простой и абсолютно верный ответ — мы не знаем и, вероятно, никогда не узнаем».