Образование в Москве - от детского сада до Университета. Информация, адреса, обзоры, документы, отзывы
 

ОБРАЗОВАНИЕ В МОСКВЕ

Информация, адреса, документы, отзывы ...

Образование в средних учебных заведениях. Обзоры лучших государственных и частных школ.

 

Калейдоскоп

Что нас ждет - потепление или похолодание?

Природные катастрофы

Какое-то время назад климатологи обратили внимание на тот странный факт, что вопреки их предсказаниям, основанным на различных моделях климата, то ужасное глобальное потепление, которым они нас пугали, внезапно приостановилось. С начала «двухтысячных» средние температуры не растут. Наступила некая климатическая пауза, некий перерыв.

И в этом перерыве — или вокруг него - начались жаркие, под стать климату, споры. Давние противники гипотезы глобального потепления, хором пропели: «Мы же вам говорили...» А глашатаи глобального потепления, почесав в затылке, ответили так же дружно: «Не дождетесь».

 

После чего бросились к своим моделям и компьютерам и быстро подсчитали, что перерыв этот — одна лишь кажимость, потому что количество тепла на Земле по-прежнему растет, только накапливается оно - до поры, до времени — в океанах, а вот когда это накопление превысит их теплоемкость, никому холодно не покажется.

 

До поры, до времени эти ревизованные данные успокоили страсти, но вот в конце минувшего года группа авторитетных «еретиков» из среды «глобалистов» произвела новые, более строгие перерасчеты всех имеющихся данных и пришла к выводу, что пресловутый перерыв вполне реален. Хотя это не отменяет ни накопления тепла в океанах, ни реальности прогнозов глобального потепления на большой дистанции.

 

Недавно обшее внимание привлекла статья группы ученых из США. Канады и Нидерландов, опубликованная в журнале «Nature Communications», в которой упоминается один фактор, редко кем обсуждаемый. Фактор этот называется «событие Хайнриха».

 

Назван он по имени немецкого ученого Хартмута Хайнриха, специалиста по геологии морей и климатологии, который занимался изучением геологических отложений на дне Атлантическою океана. И вот он заметил, что в районе углубления то и дело встречаются слои, состоящие из каменных глыб, настолько изуродованные каким-то огромным и длительным давлением, что их, скорее всего, следует счесть за обломки скал, некогда веками лежавших иод чудовищным прессом ледников.

 

Кто же мог занести эти камни в океан? Поразмыслив. Хайнрих выдвинул предположение, что их принесли гигантские айсберги, время от времени сползавшие в океан с ледников, покрывавших всю Северную Европу и Северную Америку. По мере таяния этих айсбергов в океане обломки захваченных ими при сползании скал отрывались и оседали на океанское дно.

 

Определив времена появления этих обломков «рафтинга» (так ученые называют нечто, плывущее с помощью айсберга, как на плоту) в отложениях на океанском дне. Хайнрих пришел к выводу, что каждый их слой возникал в определенный период климатической истории Земли, когда в северном полушарии планеты действительно происходило потепление, сопровождавшееся усиленным таянием ледников.

 

Вот ученые и окрестили это явление «событием Хайнриха». Не само оседание обломков на дно океана, а их причину - одновременное появление в океане огромного множества айсбергов. Оно и впрямь заслужило специальное название, потому что каждое такое событие имело важные климатические последствия.

 

По данным Хайнриха. оно всякий раз продолжалось геологически недолго, несколько десятков лет, но за эти годы в северную часть Атлантического океана, за счет таяния таких айсбергов, поступало огромное количество пресной воды. А это существенно влияло на атлантическую ветвь термосолевого кругооборота воды в Мировом океане.

 

В нем есть много разных местных течений, а есть одно, охватывающее всю планету. Поверхностные воды Тихого океана, нагревшись на солнышке, приходят с юга в Атлантический океан.

 

Здесь они соединяются с гонимым ветрами Гольфстримом и несут тепло на север, к Гренландии, попутно утепляя Европу, в которой иначе могли бы жить одни только неандертальцы.

 

Вблизи Гренландии эти воды уже достаточно остыли, чтобы в силу своей увеличивающейся при остывании плотности опуститься ко дну и образовать так называемые «холодные массы Атлантики». Эти массы уже не подвержены влиянию ветров и движутся — близко ко дну - в обратном направлении, в Тихий океан.

 

Но само их оседание на глубину требует, понятно, чтобы где-то в другом месте океана такая же масса поднялась наверх, и это действительно происходит- в экваториальной части Тихого океана. И так этот цикл непрерывно воспроизводит сам себя, связывая все океаны в единый Мировой океан. Как видим, цикл этот зависит от изменений плотности, а плотность воды, как мы знаем, зависит от ее температуры и солености, поэтому такой кругооборот воды и называется термосолевым.

 

Так вот. когда в какой-то геологически короткий промежуток времени на поверхности северной Атлантики происходит «событие Хайнриха» и появляется дополнительная масса холодной пресной воды, это резко меняет ситуацию. Сила Гольфстрима уменьшается, в северном полушарии становится холоднее, в южном - теплее. Холодный период тянется долго, так что ледники на севере нарастают и становятся неустойчивыми.

 

В это время в южном полушарии льды Антарктики тают, и поступающая там в океан пресная вода, в свою очередь, меняет ход течений, препятствуя движению холодной воды в Тихий океан, что приводит к усилению Гольфстрима, то есть к резкому потеплению в северной Атлантике.

 

Но это продолжается недолго, так как северные ледники и без того уже неустойчивые, с началом потепления начинают быстро сбрасывать в океан множество айсбергов, что опять приводит к «событию Хайнриха», которое вновь вызывает похолодание.

 

Исследования следов этих циклов с помощью проб льда, взятых на раз-пых глубинах гренландского ледника, показали, что, например, один такой никл, имевший место 500 лет назад, состоял из потепления, длившегося около 40 лет (и за это время в Гренландии среднегодовая температура повысилась на 8 градусов!), и затем похолодания, длившегося несколько сот лет, когда среднегодовые температуры соответственно уменьшились.

 

Теперь мы знаем, что статью в упомянутом журнале следует понимать так, что в северном полушарии в настоящее время имеет место «теплый этап» описанного выше никла. Поэтому неудивительно, что нам жарковато. Но этот этан, обязан завершиться — через пару-другую десятков лет - «событием Хайнриха», после чего должны наступить затяжные - может быть, на столетия - холода. Именно это и предрекают далее авторы.

 

Правда, они не берутся предсказать, как все это отразится на глобальном потеплении, вызванном загрязнением атмосферы -раньше «события Хайнриха» никогда не происходили на таком фоне. Но нам достаточно и сказанного. Теперь мы понимаем, что живем в интересные времена, когда одно глобальное событие наложилось на другое.

 

Кто кого? - и значит, нам или нашим счастливым потомкам суждено увидеть исход этого грандиозного поединка мирового холода с мировым теплом.